О чем молчит парадный китель

Почти 35 лет Владимир Востриков стоит на службе закона и порядка. Он прошел путь от сержанта ППС, патрулировавшего улицы Новороссийска, до полковника, заместителя начальника полиции, без которого не обходится раскрытие ни одного тяжкого и особо тяжкого преступления в нашем городе.

Книга для жуликов

В небольшом кабинете полковника Вострикова светло и уютно. Суббота. Он на рабочем месте. По телевизору идет какой-то сериал про сотрудников органов внутренних дел.

– Работает для фона, – перехватывает мой взгляд Владимир Петрович и нажимает на кнопку пульта. Экран гаснет. – Не смотрю такое, то ли дело советское кино, где у каждой ленты был консультант, причем серьезный консультант, чаще всего генерал, прошедший службу с низов и знающий ее изнутри. Каждое слово выверяли, а сейчас? Сегодня кинематограф как настольная книга жуликов. К сожалению, в погоне за кассовыми сборами режиссеры не задумываясь раскрывают секреты оперативной работы, а потом имеем то, что имеем.

Шестиклассница вернулась домой позже оговоренного с мамой срока. «На меня напал дядька в подъезде. Хотел изнасиловать, я еле вырвалась». Встревоженная женщина тут же позвонила в полицию.

Дело серьезное. На ноги подняли весь личный состав, чтобы скорее найти негодяя. По описаниям, полученным от школьницы, спустя всего несколько часов был задержан мужчина.

– Задержанный все отрицает. Стали проверять. Девочку опрашивать. Она призналась, что засиделась у подружки, а чтобы мама не ругала, придумала эту историю, видела ее в кино, – рассказывает Владимир Востриков.

Первоапрельская повестка

Он никогда не думал, что будет милиционером. Вернулся из армии, а все друзья уже в органах. Подал документы и стал ждать. Месяц, полтора – тишина. Чтобы трудовой стаж не прервался, надо было срочно куда-то устраиваться. В вагонную часть депо (ВЧД-14) требовался слесарь. Владимир прошел стажировку. Первого апреля должен был выйти на работу, но в дело вмешался случай:

– Пришел домой, а там повестка: 1 апреля явиться в отдел милиции.

Рапорт писал в экспертно-криминалистический отдел, но, пока оформлялся, проходил подготовку в Краснодаре, вакансию закрыли, а Владимиру Петровичу предложили патрульно-постовую службу.

– Помню, с каким восхищением смотрел тогда на оперативников. Они умели так беседу построить, что подозреваемые сами во всем сознавались. Обращали внимание на те вещи, которые обычные люди и не заметят. Одна зацепка позволяла раскрывать запутанные дела. Тогда я тоже мечтал этому научиться.

Из ППС – в опера

С середины 80-х в СССР была развернута борьба с самогоноварением. Работая с населением, выясняя, кто продает, где и как, милиционеры Новороссийска показали лучшие результаты в крае. В нашем городе проводились обучающие семинары по пресечению незаконной торговли самодельным алкоголем для сотрудников органов со всего региона.

– Патрулировали Центральный рынок. Прикидывались обычными покупателями и выведывали всю необходимую информацию. Если можно так выразиться, это и была азбука оперативной работы.

В ППС Востриков прослужил 4,5 года, а потом поступил в краснодарскую школу милиции. Тогда первый год объявили набор двух взводов по линии уголовного розыска.

Получив диплом, вернулся в Новороссийск. Хотел снова пойти в ППС, но на крыльце Управления МВД встретил начальника оперативного отдела Ленинского РОВД, и он позвал его к себе в опера.

– Наступили 90-е. Люди теряли работу, деньги, веру... На улицах появилось много детей, которые были предоставлены сами себе. Столько лет прошло, а до сих пор помню убийство восьмилетнего мальчика. Мы все были уверены, что в городе появился маньяк, потому что ни один вменяемый человек не смог бы так поглумиться над телом. Ошиблись. Все это было дело рук 8-9-летних детей, которые гуляли с жертвой в одной компании. Мы и нашли виновника трагедии, опросив ребятню, пришедшую посмотреть на тело.

Помнить все

Весь послужной список полковника полиции Владимира Вострикова перечислять можно долго. За 35 лет от сержанта патрульно-постовой службы он вырос до заместителя начальника полиции (по оперативной работе) Управления МВД по г. Новороссийску. Сотни бессонных ночей, засад, слежек, тяжких и особо тяжких преступлений – обо всем этом знают и молчат медали и нагрудные знаки его парадного кителя. А сам полковник помнит все и всех.

Владимир Петрович на секунду замолкает. Его глаза смотрят в одну точку. Пальцы рук скрещены и упираются в подбородок.

– Ее звали Лиля. Девушка молодая. Тело нашли недалеко от железной дороги, в Восточном районе. Где-то мы тогда что-то упустили, недоработали, не смогли раскрыть…

Госпожа удача

В оперативной работе мелочей не бывает. Судьба, удача – каждый называет по-своему, но они наравне со знаниями и умениями играют важную роль в раскрытии преступлений.

Вода подмыла основание дамбы и явила миру страшную находку – человеческие останки. Кто-то забетонировал их, стараясь навсегда скрыть следы преступления, но недаром говорят, что все тайное становится явным.

Где искать преступника?

Полицейские стали совершать обход. Жители рассказали, что появлялся в одном из домов ранее судимый, но в последнее время его никто не видел. Стражи порядка отправились по указанному адресу и застали там гражданина в состоянии опьянения. Увидев людей в форме, тот сразу во всем признался: в ходе распития алкоголя убил собутыльника, унес под дамбу и залил бетоном.

Новые преступления

– За годы службы многое поменялось. Сами преступления стали другими. Сегодня нам очень помогает видеонаблюдение и компьютерные технологии. Но, с другой стороны, стало много киберпреступлений. Парадокс: если полицейский к прохожему на улице обратится за помощью, покажет удостоверение, представится, ему, скорее всего, откажут, а вот телефонным мошенникам, которые называют себя сотрудниками ОБЭПа, Следственного комитета, люди перечисляют сотни тысяч рублей.

С 1 апреля 1987 года Владимир Петрович на страже закона и порядка. За профессионализм и человечность его уважают и подчиненные, и начальство, и граждане.

– Когда только пришел в милицию, очень помогали старшие коллеги: поддерживали, подсказывали, учили всему, что сами знают. Так и я сегодня передаю накопленный опыт молодым специалистам. И очень переживаю, если с кем-нибудь из них случаются неприятности, все на свой счет принимаю: недосмотрел, не уберег.

«Это моя жизнь…»

Служба в полиции опасна и трудна. И это не просто слова песни, это каждодневная реальность сотрудников внутренних дел. Неужели не страшно?

– Страшно, мы ж живые, но в тот момент, когда твоя помощь требуется другим, о себе забываешь. Осознание, что это могло быть последнее дело, приходит после. Помню, как гранату сначала своей рукой накрыл, а потом отобрал у мужика, пришедшего к соседям на разборки. Комнатка в бараке маленькая. Муж с женой и ребенком на диване сидят испуганные. Мальчонка к матери жмется… Обошлось все тогда. Только в кабинете дошло, что выпусти он гранату из рук – никого бы из нас в живых не осталось.

Полковник Востриков собирает бумаги в папку, берет со стола мобильный телефон. Уже в дверях задаю последний вопрос:

– Владимир Петрович, как вас семья каждый день на службу отпускает?

– Да привыкли они. С женой мы вместе служили, сейчас она на заслуженном отдыхе. А я? А что я? Я без службы не могу, это моя жизнь.

Полина КАЛАШНИКОВА, 

фото пресс-службы УМВД России по г. Новороссийску