Не просто Мария

Попасть туда, куда не всех пустят. Увидеть то, что не каждый заметит. Написать так, чтобы прочувствовали многие, – вот профессиональные принципы Марии Ананьевой. Больше 25 лет она служит корреспондентом в «Новороссийском рабочем».

«Немецкий» журналист

– Кот, ну скучно же. Так все каникулы и пройдут мимо, – Маша сидела рядом со своим другом детства на скамейке, подставив лицо ласковому вечернему солнцу.

– Придумала! – девушка вскочила и покружилась на месте. – Ты же в курсе, что я отлично знаю немецкий. Сейчас мы пойдем на погранзаставу и скажем, что ты журналист из Германии, а я твоя переводчица и мы хотим посмотреть, как все устроено. Наплетем что-нибудь про дружбу стран и т.д. Нас, конечно, никуда не пустят и тут же разоблачат, но давай попробуем.

– Маш, ты серьезно? – Кот неуверенно почесал затылок. – Это какая-то авантюра. И вообще я, в отличие от тебя, немецким владею со словарем.

– Да ерунда это. Думаешь, пограничники немецкий знают? Ну, в лучшем случае английский. Ты, главное, кивай, улыбайся, делай удивленные глаза и «шпрехай» чего-нибудь с акцентом и уверенно.

Когда молодые люди подошли к воротам части, солнце стояло над горизонтом тонкой золотистой лентой.

– Кот очень плохо играл, но нам почему-то поверили, даже документы никакие не спросили. Провели экскурсию, показали маяк. На улице к тому времени совсем стемнело. Когда мы покинули территорию заставы, нас разобрал дикий смех. Тогда, в середине 90-х, будучи студенткой третьего курса филологического факультета Кубанского госуниверситета, я подумала, что журналист, наверное, очень интересная профессия, – рассказывает Мария Ананьева.

Крах педагога

Получив диплом о высшем образовании, Мария устроилась на работу учителем русского языка и литературы в индустриальный техникум, а до начала учебного года по протекции брата Вадима Серебриникова, корреспондента «Новороссийского рабочего», стала подрабатывать в редакции. Девушке предлагали остаться насовсем, но желание состояться в выбранной профессии педагога на тот момент было сильнее.

– В техникуме я продержалась всего две недели. Студенты, некоторые из которых были моими ровесниками, быстро разбили розовые очки. В силу юного возраста, отсутствия опыта, а самое главное, магии, которыми обладают талантливые преподаватели и которые позволяют не только удерживать внимание толпы, но и заинтересовать в своем предмете, уволилась. Пришла в «Новороссийский рабочий» и работаю уже 27-й год.

Исследователь душ

Не сразу мысли начали складываться в ладные строчки, которые одобряла заместитель главного редактора Светлана Рачева. Наверное, сотни материалов до этого ушли в стол, десятки отправились в мусорную корзину. Мария расстраивалась, иногда злилась, но никогда не препиралась, понимая, что критика обоснована и ей еще учиться и учиться, чтобы стать настоящим журналистом.

Первую статью, которая была одобрена без правок и получила общественный резонанс, Мария помнит до сих пор. Это была полоса про убийство в с. Цемдолина. Сын-алкоголик убил мать. Журналист съездила на место трагедии, пообщалась с соседями, знакомыми семьи, и у нее получился очерк, исследующий человеческую душу. Такое читать всегда интересно. Статья была признана редактором Владимиром Бурлаковым лучшей в жанре и отмечена повышенным гонораром.

8 июня 2002 года

– Мария, собирайтесь с фотокором в Верхнебаканский. Позвонили люди. Их топит из-за сильного дождя. Надо ехать. Вечером в номер поставим.

Дождь лил стеной. Сделав свою работу, Мария и фотокор Юрий Березнюк торопились в редакцию, чтобы успеть подготовить материал, но доехать не получилось. Журналисты оказались практически в эпицентре наводнения.

Вода быстро прибывала. Движение встало. Мария с коллегой добрались до его родителей, которые жили в районе Цемдолины, и стали ждать.

Даже сейчас, спустя почти 20 лет после трагедии, вспоминать то время жутко. Отступив, вода оставила после себя изломанный район города. В редакцию шли пешком.

– Тогда погибли 64 человека. С этой цифрой до сих пор согласны не все. Одни не верят, потому что, находясь на соседнем бугре в Широкой Балке, не знали, что буквально в двухстах метрах от них в море несется река смерти, сметая все на своем пути. Другие говорят, что жертв было больше. Но даже одна смерть, один разрушенный дом – страшно. Их были десятки.

В 18.00 Мария и Юрий вернулись в редакцию. Через пару часов номер был сдан, и тут дал о себе знать перенесенный стресс: слезы, дрожащие руки… Накрыл ужас произошедшего и то, что они сами чудом остались живы. Стоило им чуть задержаться, чуть позже въехать в Цемдолину…

Семейный подряд Ананьевых

Журналистика – это работа головой. Можно дисциплинировать себя и писать тексты только в редакции, но не думать о построении сюжета, героях, вне ее стен - не получится. Профессия захватывает на все 100 процентов. В погоню за интересными материалами часто оказываются втянутыми все члены семьи.

– У меня трое детей: 12, 8 и 6 лет. Старший уже может спокойно залить новости на сайт и часто ездит со мной на репортажи. Младшая дочь подумывает о профессии журналиста в будущем. Как и дети моих коллег, сыновья и дочь неоднократно оказывались на страницах газет: надо срочно фото какое-то сделать, чтобы ребенок в кадре был, – милости просим попозировать для мамы.

Супруг Марии тоже помогает. Он биолог, специалист по болезням рыб, или, как называют его дома, «рыбкин доктор», поэтому все материалы на экологические темы, будь то открытие прорана или увеличение числа черноморских устриц у берегов Новороссийска, Мария готовит при его непосредственном участии.

Кто рискует, тому выговор!

– Журналистика – очень интересная профессия. Ну, где бы я еще попробовала, например, свиные потроха с душком, приготовленные специальным образом, провела ночь в старом автомобиле на бахче и узнала тонкости выращивания арбузов и дынь корейцами? И возможно, не получив редакционного задания написать о развитии дельтапланеризма, никогда не рискнула бы полетать с парапланом. До сих пор помню то мое падение с двухметровой высоты и хруст шеи, когда неожиданно сложилось крыло. Чудом ничего себе не сломала. А ведь подобное ежегодно случается с отдыхающими на курортах, и не всем так везет, как мне. Кстати, рисковать жизнью нам официально запрещено. Это прописано в договоре. За нарушение – строгое дисциплинарное взыскание.

Мария Ананьева – заслуженный журналист Кубани. За проект «Сделано в России», когда ежемесячно редакция «Новороссийского рабочего» устраивала у себя дегустационный зал и приглашала экспертов, чтобы определить лучших производителей селедки, печенья, колбас, водки и т.д., она награждена золотой медалью ВДНХ. 

Ее деятельность отмечена множеством разных дипломов и грамот, но самое главное для Марии – признание читателей и осознание, что приносишь пользу.

Лобзик от выгорания

– Больше всего в профессии мне нравится слушать своих героев, быть допущенной в их жизнь. Вот письмо у меня бумажное, жительница Гайдука просит привести в порядок обелиск, который ее отец сделал на Маркотхском хребте в память о защитниках Родины, когда был еще мальчишкой. Отца уже в живых нет, женщина хочет, чтобы его дело сохранилось, – будем экспедицию собирать. Или вот случай был. Держу за руку ветерана войны, которому 103 года, а от него такая энергия и любовь к жизни идет, какой у молодых нет. И мне надо найти такие слова, чтобы и читатель это почувствовал.

Пропуская все через себя, легко можно выгореть. Надо уметь переключаться. Для себя Мария открыла ремонт. Монотонный процесс шпатлевки и покраски, доведение до совершенства каждого сантиметра поверхности – отличный способ релакса, а курятник, в котором собственными руками она сделала евроремонт, – предмет особой гордости хозяйки, достойный показа гостям.

Талантливый человек талантлив во всем! Так что в ближайших планах Марии Ананьевой не только написать цикл материалов о долгожителях Новороссийска, но и приобрести циркулярную пилу, и освоить столярное дело (лобзик уже есть).

День рождения профи

12 января у Марии день рождения. Но уже много лет она отмечает его 13-го, в профессиональный праздник – День российской печати. За четверть века в профессии она подготовила тысячи материалов. Коллеги с федеральных каналов с благодарностью подхватывали поднятые ею темы и выпускали сюжеты. Таким образом о многих новороссийцах узнала вся страна, узнала и помогла:

– Мне не жалко делиться наработками, ведь цель настоящей журналистики – служение людям, а вместе мы можем больше!

Полина КАЛАШНИКОВА, 

фото из личного архива Марии Ананьевой